На пути к катастрофе

На пути к катастрофе

Специалисты говорят, что мы и наши пращуры видим мир неодинаково. Возможно, что-то меняется в хрусталике, в его способности преломлять свет. У Гомера, например, море было пурпурным, а вещий Баян из «Слова о полку Игореве» называет молнии синими. Но важнее не разность в цветовом восприятии – нынешнее поколение перестало видеть катастрофическое разрушение окружающей среды!

Новый взгляд на природу

На протяжении тысячелетий человек постоянно увеличивал свои технические возможности, постепенно интенсивная индустриализация и урбанизация, хозяйственные нагрузки начали превышать способность природных экосистем самоочищаться и регенерироваться. По словам профессора Эмиля Шукурова, сегодня человечеству важно не перейти точку невозврата, откуда и начнется экологическая катастрофа. «Мы живем хорошо не потому, что хорошо живем, а потому что нас природа бережет. А живем мы нехорошо, потому что упорно губим то, что нас бережет. Сокращение в период с 1970 по 2007 год индекса животных, проживающих на Земле, на 28 % – свидетельство стремительной деградации экосистем под влиянием человека. Вытеснение живой природы пусть даже самыми ухоженными антропогенными экосистемами – это есть язва на теле живой природы. Попытка достичь благополучия за счет дикой природы – это путь в никуда».

По словам эколога Виктора Новикова, скорость потребления ресурсов уже оказалась в 1,5 выше, чем скорость их восстановления. Сегодня даже появился новый термин – «экологический след», он уже составил более 1,5 планеты Земля. И площадь этого «следа» неизменно растет: в Центрально-Азиатском регионе проживают более 60 млн человек, а рост населения приводит к уменьшению количества земель, лесов и водных ресурсов на душу населения.

Человек забыл, что ничто не исчезает бесследно, кроме окружающей нас среды! Не зря ООН провозгласила 2011–2020 гг. десятилетием биоразнообразия, тем самым обозначив важность для человечества сохранения естественных экосистем.

«На сегодня ученые открыли около 60 тысяч видов позвоночных животных, 1,2 миллиона беспозвоночных, примерно 300 тысяч видов растений и еще 30 тысяч всяких грибов и лишайников. Итого получаем более 1,5 миллиона видов. Еще в мире может быть до 5-10 миллионов видов бактерий, – говорит эколог Илья Домашов. – Считается, что человечество знает примерно 10 % обитающих на Земле видов. Но есть и закономерный процесс вымирания видов. Шестое массовое вымирание видов, по сути, происходит сейчас. В наши дни виды исчезают со скоростью примерно в тысячу раз быстрее, чем в норме. Одна из основных причин – влияние человека».

Новый взгляд на ЦА

Живем мы в лучшем случае интересами страновыми, а то и попросту личными, а употребляем терминологию «планета», «человечество». Учитывая, что наиболее правильный подход к решению проблемы сохранения биоразнообразия – это рассмотрение ее в рамках региона, экологическая организация «Zoi» подготовила исследование и оценку нынешнего нынешнего состояния биоразнообразия в Центральной Азии.

Так вот, в этом документе сообщается, что роль этого региона в сохранении глобального биоразнообразия особенная. «Находясь в центре Евразийского материка, Центрально-Азиатский регион представлен множеством ландшафтных форм, климатических зон, экосистем и многообразием биологических видов, – сказал представитель «Zoi» Виктор Новиков. – И многие из них имеют как глобальное, так и региональное значение».

Исторические данные и тенденции изменения экосистем подтверждают: водные экосистемы Центральной Азии и те, которые испытывают на себе влияние сельского хозяйства, наряду с лесами являются наиболее уязвимыми с точки зрения воздействия человека. Важнейшие факторы негативного воздействия – изменение климата, инвазивные виды животных и растений, деградация среды обитания, чрезмерная эксплуатация ресурсов и загрязнение. Многие из них – наследие с советских времен.

Например, Аральское море, расположенное в Казахстане и Узбекистане, из-за интенсивного выращивания хлопка исчезло. Или перенасыщение пестицидами и высокая степень засоленности почв. Популяция сайги находится на грани исчезновения, а последний тигр в регионе был убит в 1950-х годах. Таких примеров можно найти еще много.

Взгляд сравнительный

Из пяти стран ЦА Казахстан и Туркменистан обладают самыми обширными пастбищами, а также специализируются в горной и добывающей отраслях. В основном из-за высоких выбросов парниковых газов они имеют наибольший экологический след в Центральной Азии (больше, чем глобальный).

Туркменистан

Нерациональное природопользование еще во времена СССР оказало на экосистему Каспия негативное воздействие. Промышленные отходы и сбросы привели к высокому уровню загрязнения моря и береговой зоны.

Угрозу биоразнообразию представляют исчезновение лесов, чрезмерный выпас скота и загрязнение окружающей среды. Негативное воздействие усиливает охота. После 1950-х годов исчезли тигр, сирийский бурый медведь, рысь. Сегодня существенно сократилась численность популяций джейрана, винторогого козла, архара, леопарда, дикого кота и козерога. В Красную книгу Туркменистана занесено около 30 млекопитающих, 30 рептилий и множество птиц.

Казахстан

По причине утраты ареалов обитания практически повсеместно здесь снизилась численность крупных млекопитающих. На грани исчезновения находятся бухарский олень, кулан, джейран, выхухоль, центральноазиатская выдра и сурок Мензбира.

Узбекистан

Это самое густонаселенное государство, один из мировых лидеров по производству хлопка, наибольшее количество людей занято в сельском хозяйстве. Промышленность имеет несколько направлений.

Площадь Аральского моря за последние пятьдесят лет сильно уменьшилась. Более 4/5 страны – это пустыни и полупустыни, в которые входят семь типов наземных экосистем, а также водно-болотные угодья и горы – 20 % территории. Более 25 % всех лесов страны являются искусственными насаждениями. К редким животным и птицам относятся: сайга, джейран, серый варан, тянь-шаньский бурый медведь, снежный барс, муфлон, пеликан, сурок Мензбира, цапля и др.

Преимущественно горные и бедные страны Кыргызстан и Таджикистан – кузница мигрантов за границу в поисках работы, особенно из сельчан. Обе страны, имея огромный гидроэнергетический потенциал, по-прежнему испытывают недостаток органического топлива для удовлетворения своих нужд.

Таджикистан

Здесь охраняемые территории занимают 22 % площади страны – это самый высокий показатель в Средней Азии. Большинство из них испытывает нехватку планов управления, оборудования и адекватного финансирования. На многих из них негативно отразилась гражданская война 1990-х годов. В существующий вариант Красной книги внесена почти половина всех млекопитающих и рептилий страны. Под вопросом остается статус леопарда и полосатой гиены. Сокращается численность джейрана, серого варана, снежного леопарда, бурого медведя, памирского архара и винторогого козла.

Кыргызстан

Местные ученые различают здесь около двадцати различных экологических систем. Многие из них пострадали от чрезмерного выпаса скота и вырубки лесов. Это привело к увеличению риска эрозии и природных катастроф и ведет к исчезновению многих видов флоры и фауны.

РТ и КР имеют наименьший экологический след, но только для Кыргызстана он пока еще находится в пределах биологической возможности страны.

Взгляд пессимистичный

«В целом мировому сообществу и сообществу центральноазиатских стран, подписавших Конвенцию о биологическом разнообразии, не удалось полностью достичь целей сохранения биоразнообразия. Сегодня странам предстоит проанализировать первопричины утраты биоразнообразия «путем его интеграции во все сферы общества и управления» и стимулировать его устойчивое использование, – говорит Новиков. – Для успеха важным представляется связь с приоритетами социально-экономического развития».

Человек бездумно стирает данные, накопленные в памяти природы, даже не удосуживаясь до конца понять последствия этого. Координатор проекта «Финансирование биоразнообразия в Кыргызстане» Лира Жолдубаева привела данные глобальной оценки экосистем в 2016 году. «Экономическая ценность мировых природных активов составляет 44 триллиона долларов, а на их поддержку необходимо в год от 150 до 440 млрд долларов. Текущее годовое финансирование составляет максимум $52 млрд».

Выходит, человек живет в долг у природы, вовсе не собираясь этот долг отдавать?! Но ведь он постоянно черпает блага из природного колодца добра! Например, мировые прибыли от коралловых рифов, включая туризм, рыболовство и защиту берегов, оцениваются в $30 млрд в год, а рынок китайской традиционной медицины, использующей лекарственные растения, составил $83 млрд в 2012 году. Или рыночная прибыль в $235-577 млрд в 2015 году по всему миру напрямую связана с опылением сельхозкультур, и т. д. и т. п.

«Биоразнообразие и экосистемные услуги – это основа нашей жизни, а также всей человеческой, экономической деятельности на земле, – говорит координатор Программы ПРООН «Охрана окружающей среды для Устойчивого развития» Владимир Гребнев. – Биоразнообразие подкрепляет функционирование экосистем, является основой для производства экосистемных товаров и услуг. Продукты экосистемы обеспечивают человеческое общество – это основа человеческого развития. А потеря даже одного из компонентов экосистемы приводит неминуемо к ее деградации».

Взгляд оптимистичный

Правительство КР в 2014 году утвердило приоритеты сохранения биоразнообразия на период до 2024 года и План действий по реализации этих приоритетов на 2014–2020 годы.

Теперь министерства и административные ведомства, Национальная академия наук ежегодно до 22 мая обязаны представлять в ГАООСЛХ информацию о реализации Плана действий.

Появились новое направление в экономике – экономика биоразнообразия и новые финансовые инструменты его сохранения – экосистемные платежи. Улучшается осведомленность общественности о важности сохранения биоразнообразия и основных угрозах для него. Поощряются «зеленые» шаги и инновационные решения, необходимые для прекращения утраты биоразнообразия.

Отменить надвигающуюся катастрофу можно, только если безотлагательно перейти от слов к делу. Так что будем оптимистами!

Ирина Байрамукова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить