Сельские зарисовки. Ак-Тал. Татьяна Орлова

Сельские зарисовки. Ак-Тал.

- Эй, кызым, - мне улыбалась незнакомая женщина. Облокотясь о забор из хвороста, она зазывно махала рукой.

- Вы мне?

- Тебе, дочка, зайди-ка, - на чистом русском заговорила. Морщинки под перманентным загаром рассыпались лучиками в разные стороны.

Я бросила фотографировать чужие глиняные дувалы и копченые казаны, выглядывающие из-за угла своими боками на улицу. Такую экзотику же не упустишь, уж коли занесло меня в такую глушь (а группа журналистов остановилась по дороге в Казарман в селе Ак-Тал поснимать билайновскую станцию. И пока все карабкались по скользким склонам под палящим солнцем, я, вызвав жалость своей хилостью, отправилась по закоулкам в надежде увидеть нечто любопытное)!

Завернула во двор, а там – едва ли не семь поколений вместе. Стар и млад сидят, колдуют над будущими тошоками. Через двор натянута веревка, на ней шкуры. В теньке под забором – панцирная сетка от древней кровати. На ней – клоками шерсть навалена. Выбивалки всякие в руках у женщин, вода в кувшинчике. На покосившемся крылечке сидит подслеповатая апа и старик помоложе, в окружении краснощекой пацанвы. Из-за скрипучей голубой двери выглядывает любопытная девчушка лет пяти.

- Все ваши? – интересуюсь, а сама объектив нацеливаю.

- Наши, наши, - отвечает пригласившая меня женщина. Она успела куда-то нырнуть и вышла с огромной кесушкой домашнего максыма. – Восемь детей и 12 внуков у меня. Видела на улице, войлок катают в целлофане? Знаешь, что будет?

- Тошоки, - улыбаюсь я в ответ. – Вы их продаете?

- Нет, для себя. Семья же большая. Все у нас в доме. Вон келинка (махнула на закутанную в платок женщину – та закутана не по религиозным соображениям, а от пыли и солнца, шерсть вычесывает). А это мой муж (кивает на старика).

Тот смеется и кряхтит:

- Молодая она у меня.

- Год мне был, когда он из армии пришел, - охотно поясняет Турарбюбю Рыспекова (успели представиться друг другу). – Эсенгул Ниязалиев его зовут.

- Дядя Эсенгул, поди, долго пришлось ухаживать за ней, пока замуж согласилась?

- Долго, ой долго – два года. Она ж меня на 22 года младше. А мне уже 80. Маме моей (уважительно показывает на старушку) – сто.

- А у нас в этом году юбилей, 40 лет вместе.

- Дети, наверное, поздравили?

- Дети в городе. В Бишкеке. Эх, домов у них нет, на квартирах живут. На стройке работают. Если денег много соберут, приезжают, поздравляют. Внуки зато все с нами. В

школе учатся. Хорошая школа у нас, ездить никуда не надо. И начальные классы, и старшие. Хорошая, только старая, в 69-ом году построенная, трещины есть, много.

Школа имени Асхата Турдакунова.

- Если школа есть, то село, наверное, большое?

- Около тысячи жителей есть, думаю.

- А чем народ занимается, как выживает?

- Раньше в колхозе жили, хорошо было, легче намного. А сейчас хозяйством.

Во двор залетела еще порция мальчишек, постарше. Вежливо кивнули – и давай скакать, пыль из шерсти выбивать. А кто-то побежал на колонку, за водой. Счастливый, облился с ног до головы – в такую-то сушь да пекло! Я с завистью глянула на его мокрую рубашку: эх, а у меня плечи уже сгорели за каких-то полчаса, и не польешь их так заправски.

- Вы в центр ходили? Там праздник, - шепнули вездесущие пацаны. И вектор рукой по воздуху наметили.

Пошла по селу. И не скажешь, что выжженное и безжизненное. Гераньки пышно цветут чуть не в каждом окне. Дворы выметены от пыли – а представьте глину на солнце, сколько пыли должно столбом вздыматься! Взрослых не видно. А вот детворы – во множестве: телят пугают, коляски катают, опять же, поручения серьезные выполняют – кто с ведром у колонки, кто бутыль тащит.

Из центра музыка несется, шарики разноцветные видны. Оказывается, «Китеп кербени» - книжный караван из Нарына пришел. Уже два года такое проводится: американский уголок, что при Нарынской областной библиотеке, возит по всем районам области переводную американскую литературу. Знакомит не с классиками, но современниками. Часть книг оставляет в местных библиотеках, остальное – из категории «музейное»: смотри, знакомься, забирать не смей. В этот раз 30 наименований привезли. По этому случаю в скверике устроили концерт и мастер-классы: кто-то квиллинг клеит, кто-то бусики на леску насаживает. А парни постарше мяч гоняют или на вопросы викторины отвечают. Увлеченные все. Редкое развлечение в селе.

- Интересно, читают в селе или некогда? – интересуюсь у организатора, Замиры Токторбаевой (она директор Нарынской библиотеки, к слову). 

- Читать в селах любят. Но книг не хватает. Просят и русскую литературу, не Достоевского с Толстым, он у всех, а новых, современных писателей. Не хватает и на кыргызском языке. Но вроде американское посольство собирается и их издать. Вот хорошо было бы.

Общительная женщина готова была и дальше рассказывать мне о том, чем живут и чего хотят нарынчане, но мне уже махали из автобуса. Пришлось ретироваться. Но еще долго я размышляла о разнице между столичными жителями и жителями глубинки. И бишкекчане явно проигрывали этим бесхитростным и искренним людям.

Татьяна Орлова.

Фото автора.

Похожие материалы (по тегу)

  • Трансграничное вододеление = справедливая арифметика. Часть II

    В Центральной Азии, издавна испытывающей дефицит водных ресурсов, ключевыми проблемами являются обеспечение водопользования на устойчивой основе и сохранение водных экосистем. Это объективно привело к необходимости тесного взаимодействия водохозяйственных ведомств еще союзных республик в бытность СССР, когда спорные вопросы вододеления решались в рамках единой централизованной системы союзного Министерства мелиорации и водного хозяйства.

  • Туризм KG: сохранение или разрушение природы?

    Туризм в наши дни – составляющая часть большого бизнеса. По оценкам Всемирной туристской организации ООН (UNWTO), каждый год в путешествие за границу отправляются около 700 миллионов человек. Кроме того, около 2,3 млрд человек проводят отпуск в своей стране. Доходы отрасли составляют в общей сложности более 1,5 трлн долларов в год. При этом люди начинают все чаще задумываться об экологических последствиях путешествий.

  • В новогоднюю ночь скорые будут начеку

    Новый год – праздник веселый, но травмоопасный. Травмы от петард и пьяные разборки – никто от этого не застрахован. В случае чего необходимо немедля звонить в скорую помощь.

    В эти новогодние праздники, по словам  главного врача станции скорой помощи Искандера Шаяхметова, по городу будут дежурить 38 бригад СМП. В штатном режиме работают также и все столичные стационары. Станции СМП запаслись медикаментами и бензином. Работа скорой будет усилена также врачами-консультантами, готовыми консультировать обратившихся за помощью граждан по номеру «103». «Из опыта прошлых лет 31 декабря проходит, как правило, относительно спокойно, – рассказал И. Шаяхметов. – 1 и 2 января возрастает количество вызовов, связанных с похмельным синдромом и обострением холецистита.

    По наблюдениям за последние годы, в первые новогодние дни, как правило, сокращается количество ДТП, становится меньше и травм, полученных от петард, просто потому, что с каждым годом они становятся качественнее и безопаснее. В прошлом году, например, был зарегистрирован всего один ожог от пиротехники».

    В целом станция СМП г. Бишкека встречает новый, 2017 год неплохими результатами. Из средств мэрии увеличена зарплата ее сотрудникам, благодаря чему штат столичной станции СМП пополнился 24 молодыми кадрами, 4 врача пришли работать по направлению Минздрава КР.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить